Философские аспекты феномена страха

Философские аспекты феномена страха

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Новосибирского технического университета. Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук, доцент И. Вальдман Общая характеристика работы Актуальность исследования Проблема тревоги специфически отражается в присущей обыденному сознанию тенденции поиска способов не столько преодоления, сколько избавления от беспокойства. Феномен тревоги чаще рассматривается с позиций частнонаучных исследований человека в рамках биологии, психофизиологии, фармакологии и психиатрии, психологии, социологии. Частнонаучные исследования, как правило, эмпирически раскрывают отдельные аспекты феномена тревоги как несамостоятельного состояния, но в большинстве своем не предлагают системной комплексной характеристики феномена тревоги и ее экстра-биологической социальной специфики. Исследование феномена тревоги ввиду его сложности и многоаспектности требует интеграции эмпирического и теоретического знания, что возможно на основании социально-философского подхода к проблеме. Растущее внимание социально-философских исследований к феномену тревоги убеждает в том, что востребованы современный взгляд на проблему тревоги и поиск ее решений. Важным для преодоления в рамках социально-философского исследования аспектной ограниченности частнонаучного изучения проблемы тревоги становится выявление онтологического основания, интегрирующего различные аспекты исследования тревоги. Обращение к онтологии социальных феноменов присутствует в работах целого ряда авторов, рассматривающих экзистенциально-социальную проблематику М.

Страх и социальное бытие человека : диссертация ... кандидата философских наук : 09.00.11

, , , , . , , , - . , , ; .

Онтология Николая Гартмана в перспективе феноменологического движения . .. На этом основании они считают, что понятие сущности, с древних времён эмоции; бывает и так, что просыпаемся в холодном поту от страха.

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли. Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха.

На основе историко-философского анализа сформулированы ключевые аспекты философского понимания феноменов страха и тревоги — антропологический, онтологический, гносеологический, аксиологический, праксеологический. Сделанные выводы позволяют сформулировать положение, выступающее в качестве теоретико-методологической основы социально-философского, конкретно-социологического изучения страха и тревоги. . : Не случайно в ХХ веке получили распространение научные теории, предрекающие катастрофический исход человеческой цивилизации.

Пугающие перспективы развития мировой цивилизации, глобальные проблемы, природные катаклизмы, неизвестные ранее и неожиданно возникающие вирусы — все это не вносит в жизнь современного человека уверенности в завтрашнем дне. Лучшим подтверждением тому служит глобальный экономический кризис, потрясший основы мировой экономической системы и поколебавший потребительские идеалы современного общества.

Не случайно сегодня не уменьшается интерес к страху и тревоге. Философы, социологи, политологи, психологи продолжают изучать новые стороны этих эмоциональных явлений. Выходят в свет не только научные исследования, но и практические методики преодоления страха и тревоги. В философии изучалась и эволюция воззрений на страх и тревогу.

Глава 7. ТРЕВОГА И ВИНА КАК ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ

В рамках протестантской философии Тиллих отвел важное место онтологии, то есть учению о бытии, и онтологическим категориям. Вместе с тем в его теологически ориентированной философии немало экзистенциально-персоналистских мотивов. Переживший две мировые войны, философ был уверен, что центральной категорией онтологии должно стать понятие"", то есть"мужество по отношению к бытию".

Ключевые слова: цели образования, онтологические основания образования, . базирующихся на тревоге и страхе за свое не-.

Москва, проспект Вернадского, д. Излагаются основные положения авторской философской онтологической концепции власти, прежде всего в экзистенциальном ее ракурсе, а также социальные, этические, психологические, культурологические и политологические ее следствия и аспекты. Именно онтологические аспекты философии власти и Управления являются очень мало изученной областью исследования. По данной проблеме практически не существует никаких фундаментальных философских работ.

В то же время автор в своем исследовании основывается на уже существующих определенных наработках и результатах, имеющих место в истории философии. Производя своё исследование, автор, в той или иной мере, опирался на учение и труды таких философов прошлого и настоящего как: Гераклит, Платон, Аристотель, Н. Цель и задачи исследования. Для осуществления поставленной цели диссертационного исследования потребовалось разрешение следующих основных задач:

Фундаментальная онтология М. Хайдеггера

Философский аиализ феномеиа страха. Социально-философские исследования страха в веке: Проблема страха как важного модуса социального бытия, организации жизнедеятельности человека восходит к самым первым попыткам осмысления людьми своего предназначения в мире.

Если страх свободы и страх смерти абсолютизировать в качестве онтологических оснований справедливости, то это уводит нас от понимания .

Осознание бытия как некоей проблемы, которая нуждается в разрешении, впервые возникло в философии элейской школы античности — вв. С тех пор эта проблема постоянно находилась в центре внимания различных философских школ. Результатом усилий античных философов в этом плане были следующие мировоззренческие установки. Видимый, чувственно-материальный мир скрывает за собой некий абсолют, представляющий истинную суть бытия. Подлинное бытие постижимо исключительно разумом. Только сила абстракции в состоянии воспроизвести хотя бы некоторые черты лишенного наглядности абсолюта.

Пауль Тиллих: онтологические и экзистенциальные мотивы философии протестантизма.

для -адреса За дополнительной информацией обращайтесь по адресу .

С. 33– О ВОЗМОЖНОСТИ ФИЛОСОФСКОЙ ОНТОЛОГИИ ЗЛА: . 10 Вико Дж. Основания новой науки об общей природе нации. М.; К.: Иса . ный исследователь, свидетельствует лишь о стереотипности мышления, страхе и.

Депрессия в данном онтологическом аспекте трактуется как застрявшее в себе самом небытие в отсутствии онтологического усилия. Позвольте начать с некоторых очевидных суждений. Депрессию можно рассматривать в качестве термина текста, эквивалента явления, понятия и в качестве феномена собственно явления. Термин представлен сознанию субъекта, по отношению к которому и феномен, и термин выступают объектами. Сознающему субъекту легко перепутать эти объекты между собой, и наиболее распространенным искажением является принятие термина за феномен, текста за реальность, которую он описывает.

Если в тексте реальность выступает в искаженном виде, то актуализируется некий самодостаточный процесс бесконечного тиражирования смысла, не имеющего смысла и не соответствующего реальности. Феномен депрессии Особенности депрессии как психического феномена могут быть сведены к следующему краткому описанию: Депрессивный пациент характеризуется негативным отношением к себе чувством неполноценности и аутоагрессией и к миру, актуализацией регрессивных защит и объемного недифференцированного бессознательного материала, что приводит к расщеплению, опустошению Эго и дефициту идентичности.

Большинство описаний депрессии сводятся к аффективным ее проявлениям в виде подавленности, угнетения и заторможенности. И откуда эта давящая сила, способная уничтожить субъекта?

Я не трус, но я боюсь. Онтологика страха как жизни в модусе «пере»

Перейти к загрузке файла Проблема страха в работах философов прошлого Проблема страха восходит корнями к самым первым попыткам осмысления людьми своего предназначения на земле и в мире. Практически все философские школы и направления так или иначе рассматривали страх в рамках соответствующих мировоззренческих систем. Так, одну из первых попыток рационализировать представления человека о своих страхах и типологизировать последний предпринял Эпикур. Основная причина страхов, по его мнению, состоит в неправильных представлениях человека о взаимоотношениях с богами, о загробной жизни.

Неправильность эта прежде всего свойственна людям толпы, человек же размышляющий или мудрец исключает все эти источники страха.

Забота есть «ничтойное основание ничтойного наброска» [Там же, ]. Иначе обстоит дело с онтологическим страхом, ужасом.

Наука, по мнению Хайдеггера, — выступает лишь средством упорядочивания конструирования, интерпретации, моделирования, идеализации и т. А это представляет собой опредмечивание сущего, то есть выявление лишь отдельных сторон бытия, его состояний. Это наглядно проявляется в создании понятийного аппарата каждой из наук, различие которых как раз и связано с описанием разных предметных областей. Немецкий философ задает справедливый вопрос об обоснованности такого подхода в качестве познания сущности бытия в целом и указывает, что в философии существует область, связанная с разработкой общей онтологической картины мира, которая лежит в основе конкретных наук, является наукой самой по себе.

Науки описывают как бы локальные картины мира, по сравнению с общефилософским представлением его в целом. Без этого достичь понимания мира невозможно, но оно недостаточно, полная картина может быть представлена лишь в философии. Бытие средствами науки познать нельзя, им лишь можно овладеть с помощью философии, которая и представляет собой истинное мышление. Философия мыслит о смысле, который делает вещь именно таковой, какой она есть.

Философская антропология как онтология психологии. Основные проблемы философской антропологии

Введение В качестве введения в анализ мифологического мышления целесообразно начинать не непосредственно с изучения удаленных от нас по времени мифов, но с чего-то всем хорошо знакомого, которое, однако, при более внимательном взгляде обнаруживает себя как мифическое. Мы находим это в поэзии некоторого особого рода, для анализа которой я выбираю Гёльдерлина. Этот пример, однако, никоим образом не следует рассматривать как случайный.

Социально-онтологические основания появления угрозы ядерной войны . также и русский со страхом и ненавистью взирает на эту тиранию колес.

Тревога, рассматриваемая обычно в ряду множества аффектов, таких как удовольствие или печаль, аффектом не является. Это скорее онтологическая характеристика человека, корнями уходящая в само его существование. Так, например, это не второстепенная угроза, которую можно воспринять или не придать ей значения; это не реакция, которую можно классифицировать, отделив ее от других подобных реакций; это всегда угроза самим основам, ядру моего бытия.

Тревога есть переживание угрозы надвигающегося небытия. Его точка зрения становится вполне понятной благодаря его яркому описанию тревоги в начале психоза, когда пациент переживает угрозу буквально распада личности. Он настаивает, что подобная угроза распада личности не является чем-то специфическим для психотиков, а описывает также нормальные и невротичные проявления тревоги. Тревога — это субъективное состояние, через которое человек начинает сознавать, что его существование может быть разрушено, что он может лишиться себя и своего мира, что он может стать"ничем".

Их отличие связано не со степенью или силой переживания. Так, например, тревога, которую испытывает человек, когда кто-то, кому он доверяет, проходит мимо него на улице не проронив ни слова, не является такой же сильной, как страх перед дантистом, собирающимся сверлить больной зуб. Но не дающая ему покоя угроза пренебрежительного отношения на улице может преследовать его весь день, проявляясь и в сновидениях, в то время как чувство страха несмотря на то, что оно было качественно сильнее покидает его на долгое время, стоит ему только выйти за пределы кабинета дантиста.

Разница состоит в том, что тревога наносит удар непосредственно по чувству собственного достоинства человека и его ценности как личности, что является самым важным аспектом его переживания себя как самостоятельного существа. Страх, напротив, представляет угрозу для периферии его существования; его можно объективировать, и человек может дистанцироваться от него и взглянуть на него со стороны. В большей или меньшей степени тревога подавляет потенциальные возможности бытия человека, она уничтожает чувство времени, притупляет воспоминания, связанные с прошлым, и вычеркивает будущее, 3 что, возможно, и является самым неопровержимым доказательством того факта, что она наносит удар но самому ядру бытия.

Пока мы испытываем тревогу, мы, в известной степени, неспособны представить, каким было бы существование"за пределами" тревоги.

Онтология и логика: Парменид, Кант, Фихте, Гегель


Comments are closed.

Жизнь вне страха не просто возможна, а совершенно достижима! Узнай как победить страх, кликни тут!